Как пассажир стал летать чаще, чтобы поддержать любимую авиакомпанию во время кризиса

Во время ограничительных мер практически все сидели дома. Однако мы нашли, наверное, единственного часто летающего пассажира, который во время пандемии стал летать еще чаще, чем до нее. В то время как остальные возмущались и пытались поскорее урвать свою копейку за отмененный рейс, наш герой решил, наоборот, поддержать оказавшуюся в трудном положении авиаотрасль своим собственным рублем. Как правильно выпивать на борту, какой самолет удобнее для секса со стюардессой, зачем путешествовать по России, как усмирить хама на борту и многое другое нам рассказал Алексей Горячев:

– Итак, тебя весь Интернет знает в первую очередь как поставщика рыбы и икры. Мол, Горячева можно любить, можно не любить, но продукты у него отменные. Но я немножко погуглил и нашел, что ты и в аэропорту работал, и в авиакомпании – как вообще так получилось, что из авиации к еде?

– Это было в далеком 2009 году. Я работал в московском представительстве крупной дальневосточной рыбопромышленной компании, у нас был провальный год по кальмару и представительство сократили, да и самому после почти 4 лет работы на одном месте становилось скучно и неинтересно, нужен был волшебный пинок. Пинок произошел. Однако, понял, что кроме рыбы и не умею ничего и не хочу в другие сферы, но не мог найти подходящего работодателя. Взгрустнул, малость опустились руки и тут звонок: «В аэропорт Внуково пойдешь работать?» Моментальный ответ: «Да!». Это был потрясающий месяц работы на перроне. Тогда еще и авиация была другой. ТУшки, ИЛы, АНы. Шум. Гам. Лето. Пассажиры. Через месяц предложили работу в “Русском море”, да и руководству не очень нравилось, что я пассажиров строю, как подчиненных. В итоге, проработав месяц, уволился, оставив очень теплые воспоминания.

– А твой бизнес, получается, начинался с малого и был тесно связан с авиацией: ты на регулярных рейсах возил в багаже икру на продажу, правильно? И поэтому стал часто летающим?

– Не совсем так. С 2005 года я трудился в крупнейшей компании Дальнего Востока: ОАО “Находкинская База Активного Морского Рыболовства”. В обязанности входили командировки, затем, работая уже в Якутии, летал пассажиром по Северам. А в 2009-ом я начал трудиться на себя. Как раз тогда начали развиваться соцсети и так получилось, что в фейсбуке написали: «Лёха! Привези икры». Багаж 20 килограмм и вперед. Кстати, первый блин был комом: я не рассчитал перевес и доплатил 8000 рублей. Икру забрали прямо в аэропорту. Оказалось, что спрос на нее большой, так что буквально в этот же год я уже начал доставлять её с помощью транспортной компании. Это очень важно для сохранения качества.  Услуга недешевая, но ведь главное – качество. Были годы, когда и фурами в составе сборных грузов доставляли, но сейчас промысел снизился, нет таких объемов на Сахалине.

– Но, тем не менее, ты такими темпами налетал себе какой-то статус в “Трансаэро”, а потом еще и платину в “Аэрофлоте”. Причем в экономе. Кстати, почему эконом? Ведь между Москвой и Дальним Востоком 8 часов высидеть в экономе тяжко.

– Да. Трансаэро – ни для кого, наверное уже не секрет –  были любимчиками. Летал очень много, развивал грузоперевозки на фурах Москва –  Южно-Сахалинск. Тяжелейший бизнес. Отвечать за фуры фруктов, находящиеся за тонкой стенкой рефрежиратора в мороз -40 где-нибудь под Могочи или в жару плюс тридцать в Бурятии непросто. Контролировал, летал, пахал. После ухода с рынка Трансаэро, по сути, остался «Аэрофлот», платина «Аэрофлота» – очень достойная карточка. Почему эконом? Ответ прост. Бизнес-класс не дешевый! Я же не сын олигарха.

За деньги в бизнес дорого, а вот апгрейднуться самое то.

– Логично. Когда летаешь за свой счет, то сэкономленные деньги – это заработанные деньги. Но сейчас – и в этом главная интрига – ты стал летать еще больше, чем до карантина. Почему? Все, наоборот, стараются нос не высовывать и по возможности обходиться видеотелефонией, а тебе обязательно нужно везде присутствовать?

– Специфика деятельности требует постоянного перемещения по стране. Бесконечные командировки, полеты на Дальний Восток, переговоры, встречи… И вдруг случился коронавирус. Лично я к нему отнесся с ухмылкой, продолжая работать. Это позже, спустя некоторое время стало ясно, что коронавирус это не шутки и не заговор империалистов. Да, находясь в режиме вечного праздника жизни, даже и не задумываешься о том, что где-то в корпусах больниц врачи как на фронте… Недавно ездил не по своим делам в Республиканскую Больницу Республики Бурятия и видел своими глазами, благо на приличном расстоянии пациента с коронавирусом жуткое зрелище. Мое мнение таково: берегите себя, надевайте маски в общественных местах… В аэропорту, в самолете. Да, не удобно, но оно как в нашу молодость с презервативом: сначала мешает, а потом уж и никуда без него. Эх, как сильно изменилась жизнь… Итак, начало апреля, самый разгар карантина или правильнее выходных дней с сохранением заработной платы: рейс Владивосток–Южно-Сахалинск. Загрузка 35 человек. По прилете всех увезли в санаторий на четырнадцатидневный карантин. Представьте, комната 8 квадратов, маленький телевизор и душевая. Две недели взаперти. Макбук, айфон, тетрадка, ручка, всё.  Но в любой трудности пессимист ищет сложности, а оптимист – возможности. В Москве закрыты рестораны, город опустел. Бизнес у многих прибыл на конечную станцию и требовалось срочное переключение стрелок на пути если не развития, то хотя бы курса стабильности. Этим я и занялся. Вышел на поставщиков баранины, утки, курицы. Наша компания продолжала работать, так как попала под сферу доставки продуктов питания. Ужесточили только требования в части гигиены, я, кстати, решил их оставить и после пандемии – хуже не будет.

Оттарабанил в санатории, отработал на добыче мойвы, а в стране продолжался карантин. Но нужно было летать: ведь у меня новые поставщики, новые клиенты. Вообще основной задачей в карантин стало не упасть в качестве и не поднимать цены, с этим справились.  Для качества и нужно постоянно двигаться, смотреть условия хранения, мотаться на производство, в цеха.

И вот Сахалин. Середина мая. Командировка в Иркутск. Рейс через Хабаровск и Владивосток. Во Владике транзитных и прибывающих – всех на изоляцию. В Хабаровске попроще, так что берем билеты на Аврору, повышаемся в бизнес за мили, а в связи с коронавирусом алкогольные напитки отменены: это удар похлеще самого вируса. На рейсе Хабаровск – Иркутск, благо, наливали и мы долетели. Дальше полетов было очень много.

– Сколько?

В прошлом году было 114, в 2018 году 128. В этом, через 5 дней будет 54. Нужно поддерживать авиацию!

– Что значит поддерживать? Что за благотворительность?

– «Аэрофлоту» обязательно поможет государство. Частникам, может, тоже, но я не в курсе. Поэтому, как модно было говорить в 90-х, строго по понятиям, как мог, своим рублем помогал авиакомпании S7.

– Почему именно им?

– Почему выбираю зеленых? Все просто. Как-то дела не клеились, все шло довольно плохо. Череда неудачных командировок – и тут полетел зелеными, все сложилось отлично, решил повторить, снова удачная поездка, а затем и сам забазировался в городе Домодедово. 10 минут до аэропорта, 15 минут до работы, а в сутках 24 часа, время нужно беречь. В итоге сейчас даже из Москвы на Сахалин гоняю строго на A320neo с посадкой в Новосибирске. Час тридцать предоставляется развеяться да подышать кислородом, затем сажусь строго по правому борту и лечу на остров. Ну и, конечно же, бонусная программа шикарная, рекомендую S7 еще больше продвигать ее в массы, как и программу S7 Profi для юридических лиц.

– То есть, ты выбрал зеленых не сколько с практической точки зрения, а, скорее, с кармической? Или все же есть какие-то практические отличия? Ты много кем летал, расскажи, в чем разница. Многие же думают, мол, тут Боинг и тут Боинг, ну и нормально, полетим тем, что дешевле.

На среднемагистральных самолетах разницы нет вообще никакой. В S7, правда великолепные А320neo – это лучший самолет. После Ту-154 и Ан-24, конечно же. Сейчас полеты – это рутина. Смотришь, сколько лететь. Скачиваешь фильм – и в путь. Главное хорошие места знать в салоне, ногам и организму должно быть комфортно.

– А поесть? Раз уж ты знаешь толк в продуктах, то расскажи, где лучше всего кормят.

– Лучше всего кормят дома! И блюда, приготовленные из нашей продукции. Бизнес-залы сейчас экономят, авиакомпании тоже, всех можно и нужно понять, все выживают как могут, качество питания не очень хорошо сказывается на весах. Так что я стараюсь не кушать в самолете, только если выпиваешь – закусывать!

– А пить в самолете зачем? Чтобы не страшно было лететь? Вообще, было ли тебе хоть раз по-настоящему страшно на борту?

– Летать не страшно, а по алкоголю на борту у меня целая технология. Никогда не выпивать в полетах с Запада на Восток. Очень тяжело после ночного полета, как-то неделя коматоза была. А возвращаясь с Дальнего Востока, выполнив все задачи, можно и до отключки выпивать. Тут тоже есть своя технология: нужно постоянно контролировать свой организм, по прилете ты должен выйти самым трезвым. Если пьешь один напиток, не смешивая, все пройдет отлично, если смешивать, то не только самолету может потребоваться буксировка, но и пассажиру. Поэтому, выпивая, держите голову при разуме. Не умеете пить – не пейте. Что касается страха на борту: бывало неприятно на L-410 на рейсе Ленск-Витим и на АН-2 на северах! Колбасит, конечно, капитально. И, конечно же, отказ двигателя на А319 в 2014 году: страшно не было, выпил прилично, но это не помешало бортпроводникам назначить меня пассажиром-помощником, благо помогать не пришлось. Капитан – красавчик, отработал великолепно. Это для нас ситуация не рядовая, а для пилотов, думаю, нормально, они же отрабатывают отказы на тренажерах. Вообще командир Воздушного судна – это человек, которому доверяешь!

– А поставщикам нельзя не глядя доверять, как КВС? Правильно я понимаю, что твои полеты – это в первую очередь  необходимость личного контроля качества продукции у всех поставщиков?

– Абсолютно верно. Совсем недавно, например, мотался к поставщикам баранины в Волгоград, заодно и повысил свою квалификацию, вроде бы баран – а столько нюансов! Поставщикам доверяю, но у нас непростые отношения, все знают мой взрывной характер. Товар должен быть качественным. Верну не глядя в полном объеме плохой товар, а клиентам деньги. Лучше потерять деньги, чем клиента.

 

– Остаются ли силы на отдых? Или при таком количестве перелетов мысль о том, чтобы еще раз сесть в самолет, скажем, за мили, и полететь на море даже не приходит в голову?

– Жаль, что в сутках всего лишь 24 часа… Было бы хотя бы 36 или 48, думаю, предпринимателю было легче. Отдых и предпринимательство практически несовместимы, ведь даже на отдыхе ты думаешь: что там, как там? Голова не отдыхает, а отдых нужен прежде всего мозгам. Поэтому море у меня – Охотское. И, каждый год приезжая на стан, где нет связи с внешним миром, отключаешься, топишь баню, паришься и, нагревшись, ныряешь в море. Температура воды у нас около 5 градусов тепла, а то и ниже. Чем ниже температура воды – тем лосось качественнее, а Горячев бодрее. Не люблю жару, теплые моря, да и цивилизацию. Куда больше привлекают края, где несешься по тайге, смотришь – медведи гуляют, зайчики скачут, лисы дорогу перебегают. Считаю себя дитём природы, дикость – это рай. Наденешь галоши и вышагиваешь по берегу, и плевать, что скажут хипстеры. Быть собой и не стесняться – в приоритете.

– Там и хипстеров-то нет. То есть, понятно: вместо Турции или Хорватии ты скорее полетел бы в Норвегию или на Аляску, да?

– В Чокурдах. А там на снегоходах 150 километров в Берелях. Это незабываемо. Мороз -45. Огромная Луна. Вдали замерзшая река с льдом под два метра. Экстрим. Безбашенность. Из заграничных стран цель – Япония, Исландия и Норвегия. Китай, кстати, люблю: потрясающие рыбные технологии в Даляни. Отличная командировка выдалась. Как видишь, все страны опять же исключительно по работе. Исландия местами на Сахалин похожа. Но смотришь фото их рыбных заводов: вот тебе теннисный корт, вот тренажерка, поле футбольное – прикиньте так обустроить Томари да Поронайск на Сахалине. Япония вообще рядом, есть мысли расширить ассортимент и включить в прайс, пока в секрете оставлю, что именно. Чуть не забыл – в Корею еще нужно. Пора границы открывать, да и люди наши любят заграницу. Не нужно мешать любить. Любовь рождает добро и новые жизни.

– Мы недавно писали, почему люди не хотят путешествовать по России: мол, дорого и сервиса нет. Согласен с этим?

– Путешествия по России – это огромный неохваченный рынок. Как-то сам хотел заниматься, переоборудовать стан, но рассказали байку. Не знаю, правда – неправда, но жизненно. Инвестор построил на Сахалине турбазу. Домики, зоны отдыха. Приехали туристы. Погуляли. Сожгли всю базу по пьяни, бизнес закончился, не начавшись. Понимаете, вы едете в Турцию, там за вами и уберут, и прогибаться будут. На Дальнем Востоке народ гордый, кланяться за деньги не приучены. Поэтому элементарно улыбку купить сложно. Менталитет. Туризм на Дальнем Востоке, на мой взгляд, лишь на 0,00001% развит. А надо ли развивать? Ведь мы в окна автомобиля мусор выбрасываем. Там, где люди – часто загажено так, что слезы начинают литься. Поэтому Дальний Восток, все таки, думаю, останется для любителей дикого туризма. Государству это не сильно нужно, нефть да газ в Охе есть, шельф кишит богатствами, зачем нужны туристы? Обещали, правда, дороги достроить, вот тогда и поговорим, а так даже советовать ничего не хочу: убьетесь на гравийке, зачем такой грех на душу брать.

– Народ у нас и в самолете мусор под ноги бросает. Кстати, а какие пассажиры тебя самого больше всего бесят?

– Пассажиры одноразового пользования, считающие стюардессу рабыней Изаурой, да понторезов не люблю, благо на наших рейсах таких практически нет. Недавно до пандемии случай был. Летит пассажир в бизнесе. Новосибирск–Москва. Я выпил пару рюмок и лег спать. Просыпаюсь от постоянного сигнала в салон и слышу, что бортпроводница бегает к паксу на втором ряду. Пошел лицо полоснуть, смотрю, стюардесса плачет. Что случилось? Довел пассажир на втором ряду. Пришел, сел на первый ряд, летим. Опять сигнал. Поворачиваюсь и говорю: «Что ты эту кнопку дрочишь?» Ответ поразил: «Она мне должна». Погодите, она денег заняла или что? Нет: «Я заплатил». Пришлось пригрозить. Сказал, что пустим ток 380 вольт или пальцы сломаю. На вид реально закомплексованный человек, жалко мне таких. Пришел к девчатам, полез в их пульт со словами: «Где тут ток пускается на второй ряд?» Пассажир угомонился, бортпроводники ситуацию перевели в шутку. Второй забавный момент с пассажиром был на рейсе Санкт-Петербург Москва. Загрузились, смотрю в иллюминатор со своего полюбившегося в A319 месте под номером 19F… И на соседнем ряду пассажир очень громко говорит по телефону. Пассажиры переглядываются, один сделал замечание, женщина сделала замечание ноль эмоций. Попросил и я говорить потише. Ноль эмоций и ухмылка. Народ давай бортпроводника звать, а на рейсе хрупкие девчонки, что они сделают? Начинаешь думать: раньше во времена нашей молодости ходили двор на двор, район на район: передерёмся, дурь выпустим на волю и по домам раны зализывать. В наше же время в любой непонятной ситуации достают телефоны и снимают кино. Режиссеры ютуба ищут звёзд: одно неверное движение и ты звезда. Но это ладно, могут найти повод заявление в милицию написать, а оно нам надо? Нам скорее домой нужно. И часто снимают на телефон человека, которому плохо в самолете это ни в какие рамки этикета не лезет: в такие моменты прошу отключить запись и по возможности оказать какую-то помощь, а уж аварии снимать прям эпидемия какая-то. Окажи помощь, нет сниму, лайки наберу. Но есть фраза одна, действующая как клизма при запоре: “Не снимай трагедию сегодня, ибо завтра снимут тебя”. Но вернемся к нашему герою: человек еще громче продолжал разговаривать. Сворачиваю газетки “Ведомости”, “Коммерсант”, и по мордахе бац! Пакс опешил, ржач на весь самолёт. Тут же угрозы: “А прилетим, выйдем поговорим”. Не переживай, полиция встретит у трапа за угрозы… Действует качественно. Молчал далее весь полет и по прилёте только пятки сверкнули. Ну и третий вид пассажиров это, чуть коснулись шасси бетона, так где-то за ухом: “Алё, я прилетела”. Сидишь и думаешь: какая же важная новость, важная персона прибыла! Опять же, на наших рейсах чудесные пассажиры – так что это большая редкость, и не вспомню больше ничего. Орущие дети, например – это нормально. Это же дети, наушники помогают с хорошей музыкой. Хуже, когда лето, а в стране карантин и не слышно в салоне: «топ, топ, топ…» Не летят на отдых наши главные пассажиры…

– Кстати, у тебя в профиле куча фоток с бортпроводниками. Как они соглашаются сфоткаться с пассажиром? Что нужно сказать?

– Они сами со мной фотографируются (шутка), но если ты заметил – это старые фотографии, из большого авиасекса я ушел в начале 2014 года. А так, в S7 очень часто с одними и теми же бортпроводниками рейсы. У них память хорошая.

– Узнают? Что говорят?

– «О, опять в полёт?» Но чаще всего узнавали в авиакомпании «Аврора», когда не вылезал с рейсов по Дальнему Востоку. Там же «Владивосток Авиа» и «Сахалинские авиатрассы».

– Кстати, об авиасексе. Была ли у тебя хоть раз интрижка со стюардессой? Ходят легенды, что девчонки туда специально идут, чтобы знакомиться с состоятельными мужиками, ты бизнесмен и еда в доме всегда есть – идеальная кандидатура!

– И не только интрижки, даже жили вместе, но это уже из разряда «личное», а личное любит тишину! Но в клубе «десятитысячник» состою!

– Класс! Научи, как правильно подкатывать.

– Для любви в самолете прекрасны Ту-154! И никаких комплексов. Знакомишься и общаешься!

Илья Шатилин

Views:

Post navigation

0 0 голос
Article Rating
Подписаться
Уведомить о
guest
1 Comment
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
AA
AA
3 месяцев назад

классный дядька