В России запретили ремонтировать иностранные самолёты

Бермудские авиавласти приостановили действие одобрения для российских организаций, занимающихся техническим обслуживанием самолётов. Ранее такое одобрение приостановил европейский авиационный регулятор – EASA. Новые санкции распространяются на самолёты, зарегистрированные в бермудском авиационном реестре, то есть, имеющие регистрацию на Бермудах (VP-Bxx, VQ-Bxx). Казалось бы, в чём проблема? После «дебермудизации», то есть, перевода воздушных судов в российский реестр (RA-xxxxx) нам, по идее, наплевать на то, что там заявляют бермудские авиавласти. Но тут возникает интересная правовая коллизия:

Дело в том, что перевод произошёл принудительно: Бермуды не выводили самолёты из своих реестров и по-прежнему считают их своими. Это примерно как если вы уедете на прокатной машине в Литву, снимете российские номера и повесите литовские – российская ГИБДД об этом не знает, и налоговая об этом не знает и транспортный налог прокатной конторе равно будет приходить. В России машина будет считаться угнанной.

Правда, российские авиавласти считают иначе. Действительно, согласно Чикагской конвенции воздушное судно не может быть одновременно зарегистрировано в двух странах – то есть, для перевода в российский реестр борт нужно было сначала «снять с учёта» на Бермудах, а этого никто не сделал, да и не имел, откровенно говоря, такой возможности, потому что сейчас мы живём фактически по законам военного времени. Однако ещё 15 марта Россия объявила о приостановке действия межправительственного соглашения с Бермудами, считая, что именно это как бы и выводит самолёты из бермудской регистрации. То есть, с точки зрения Бермуд самолёты по-прежнему числятся в бермудском реестре, с точки зрения России – в российском. В общем, эдакий Крым.

При этом в российский реестр самолёты переводили как раз потому, что Бермуды аннулировали все сертификаты лётной годности для бортов российских авиакомпаний. Фактически отобрали «талон техосмотра», без которого летать нельзя, причём это не санкции, а их последствия. Потому что поставки запчастей возможны только по «серым» каналам, а Бермуды не имеют возможности это контролировать и нести ответственность. Зато Росавиация может.

По сути, новые ограничения бермудских авиавластей становятся лишь ещё одной головной болью для лизингодателей, но не для эксплуатантов: летать самолёты могут как и прежде, но отсутствие «ровных» документов значительно снижает их остаточную стоимость. Поэтому летать на них российским авиакомпаниям придётся, скорее всего, до полного исчерпания ресурса.

Уведомление о простановке одобрения

Views:
5 2 голоса
Article Rating
Подписаться
Уведомить о
guest
0 Comments
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии